портрет

ПОЧЕМУ НЕ НАДО БОРОТЬСЯ С ДИСКРИМИНАЦИЕЙ

Сначала дадим определение. Дискриминация – преимущество в доступе к жизненным благам для людей, выделяемых по какому-либо формальному признаку. Либо затруднение в доступе к этим благам для таких людей. Эти определения полностью эквивалентны – если для одних есть преимущество, то ВСЕГДА для других возникает затруднение. То есть, не бывает никакой «позитивной дискриминации» – это пустой термин, выдуманный левыми университетскими лжецами. Дискриминация всегда позитивна для одних и негативна для других.

Видов дискриминации необычайно много. К ним относятся, например, ограничения при найме, обусловленные возрастом и состоянием здоровья /физическими кондициями, образованием, опытом работы и т.д. Дискриминацией является рыночная конкуренция – ограничивающая доступ к деньгам покупателей для тех, чьи продукты неконкурентны. Некоторые виды дискриминации кажутся людям естественными, другие кажутся одним людям приемлемыми, а другим нет, третьи кажутся неприемлемыми почти всем.

Это обусловлено исторически и культурно: скажем, возрастные ограничения при приеме абитуриентов в российские университеты не вызывают заметного протеста, тогда как в университетах некоторых европейских стран такие ограничения отсутствуют принципиально, как несовместимые, по мнению тамошних жителей, с самим понятием университета. Или, допустим, занятие высоких должностей в государстве лицами исключительно из числа титулованной знати – в прошлом это было правилом во многих странах и происходило не просто в силу традиции, а в рамках определенного рационального взгляда на вещи. То есть, имелись разумные доводы, почему должно быть именно так, однако эти доводы в другую эпоху перестали считаться убедительными.

Таким образом, легко сделать следующий вывод: если есть охота бороться против дискриминации – то предмет борьбы найдется всегда. Количество жизненных благ ограничено и распределяются они между людьми по какому-то принципу – и этот принцип ВСЕГДА несет в себе дискриминацию, даже если это принцип «кто первым встал, того и тапочки».
Теперь взглянем на все это в ином разрезе. Допустим, сегодня есть консенсус в понимании того, что определенные виды дискриминации – нехороши. Оглянувшись вокруг, мы, тем не менее, увидели массу примеров осуществления этих, нехороших дискриминаций. Что мы должны, в связи с этим, предпринимать?

Прежде всего заметим, что все эти примеры можно разделить на две большие группы: дискриминация от имени частного лица и дискриминация от имени государства. Разберемся с первой группой. Это, во-первых, частные лица в повседневной жизни, отдающие как правило предпочтение себе подобным и относящиеся с той или иной степенью подозрительности к тем, кто от них отличается. Проще всего отмахнуться от этого явления, обозвав его предрассудками. Однако это не так – человеку в принципе свойственно жить в рамках сетей доверия, которые он строит постоянно. Естественно, что наибольшим доверием изначально пользуются те, кто ему наиболее понятен, то есть те, кто максимально на него похож. Иначе жить нельзя. И если кому-то не нравится недоверие к «иным» -- то бороться с таковым можно лишь через повышение открытости этих «иных», делающее их понятными и, следовательно, неопасными – поскольку все непонятное люди трактуют как опасное (и правильно делают). Во всяком случае, никаким насилием, столь милым для левых активистов, эту проблему не решишь – ну не заставишь ты человека любить представителя иной расы, если он убежден, что общаться с этим представителем можно только имея в кармане наган. Не заставишь ты никого вступить в брак с «иным» исключительно ради преодоления неприязни. Абсурд.
Другой случай – частная дискриминация публичного толка. Когда, например, магазин отказывается обслуживать негров или евреев, гостиница не селит кавказцев, пекарь не хочет делать торт для гомосексуалистов и так далее. Что тут делать? А ничего. Частный предприниматель живет для своего удовольствия, а не для вашего. И не вы ему будете указывать, как именно он должен распоряжаться своим имуществом. Другой вопрос: по карману ли ему это удовольствие – отказывать кавказцам в заселении в отель. И тут Старина Рынок выступает великим борцом с дискриминацией – борцом, побеждающим без насилия. Он либо заставит нашего предпринимателя отказаться от удовольствия не видеть кавказских лиц в своем отеле в пользу удовольствия получить дополнительные деньги и распорядиться ими. Либо создаст нишу для другого предпринимателя, который, построив рядом отель, станет селить туда одних лишь кавказцев. Скажу больше – Старина Рынок еще и великий воспитатель, искоренитель предрассудков. Он не только способен заставить предпринимателя смириться с присутствием неприятных ему лиц, но даже способен научить не испытывать от этого присутствия раздражение.
Тут, впрочем, есть один нюанс. У предпринимателя все же есть перед нами обязательство – он не имеет права нас обманывать. А значит, дискриминируемые им категории лиц должны заранее быть информированы об этом, и не нести напрасных затрат. То есть, предпочтение «кавказцев не селю» должно быть включено явным образом в публичную оферту отеля, в его рекламу и т.д. Если этого не сделано – едва ли он имеет право отказать в сервисе. С другой же стороны – никто не вправе наказать его за такого рода оговорку в публичной оферте.

Теперь – к самому сложному: к дискриминации, осуществляемой государством. Ее тоже можно поделить на два рода: формальная и неформальная госдискриминация. Формальная – это когда ее принципы заложены в нормативных актах. Допустим, конституция страны гласит, что все ее граждане исповедуют определенную религию. Разумеется, если кто считает, что такие нормы неправильны – он вправе начинать политическую борьбу теми или иными методами. Впрочем, в большинстве сколько-нибудь цивилизованных стран грубых нарушений равенства в законодательстве нет (опустим здесь тот факт, что дискриминационным является, по сути, все социальное законодательство почти любой страны – скажем, дискриминирующим является МРОТ как таковой – но это немногим понятно, а мы о массовом понимании: о равенстве полов, рас, конфессий и т.д.). Соответственно, деятельность левых борцов с госдискриминацией – это как раз борьба за насаждение дискриминации: расовых и гендерных квот и т.д. То есть, левые активисты по факту борются за введение дискриминации там, где ее (уже давно) нет – когда-то, возможно, была, но потом исчезла в результате борьбы совсем других людей – бравших тогда на себя риски, немыслимые для хорошо кушающих нынешних левых активистов.
Но есть еще неформальная госдискриминация – которая подкрепляется не положительными нормами, а обычаями и частными симпатиями/антипатиями чиновников. Некоторым хорошо известен, например, советский госантисемитизм, практически никак не подкрепленный внятными нормативными актами, что, однако, не мешало ему «работать», став существенным фактором внутренней политики СССР. Или, допустим, сегодняшние дела, когда в тех или иных местах шансы получить доступ к государственным благам имеет только представитель «титульной» нации/клана/тейпа/землячества. Все, кроме непосредственных бенефициаров, понимают, что это нехорошо – но что с этим делать? Путей два: во-первый и в главных – формализация госпроцедур, в том числе и в области кадровой политики. Второй же: уменьшение государства. т.е. снижение весомости, значительности государственной службы – снижение ее денежной привлекательности и т.п.

Беседа с Симоном Кордонским в "Экперте"

Беседа называется "Отвращение к любому реформаторству" .

— В ваших работах и интервью меня поражает ваш один тезис: нет в России никакого страшного бардака и абсурда, все вполне разумно, даже коррупция — совершенно не беда. И все, что с нами происходит, — попытка живого общественного организма приспособиться к стрессу, которые ему навязывают то коммунистическими, то либеральными реформами.
— Да. Со времен Петра Великого приспосабливаемся к модернизациям.
— А насколько вообще социология придумывает мир, в котором мы живем? Насколько наше сознание зависит от этих объяснений?
— Да на сто процентов. Причем объяснений не придуманных, а импортированных. Своих же у нас нет.Collapse )Я вот что хочу сказать.
Сколько лет я знаю Симона Кордонского, столько перед ним преклоняюсь. И даже не столько перед его гением, сколько перед его последовательным умом.
С последовательностью вообще у нас плоховато. В России ей не вод - климат не тот, да и среди пишущего и говорящего класса последовательность часто вообще не считается добродетелью. Боимся мы её. Большевики, видать, всех напугали.
А Симон Гдальевич - не боится, вот в чём штука.
И ещё... Вот что... Если я с ним не согласен, то прав - он, а не я.
Конечно, от этого ничего не меняется - я уж как думаю и считаю, так и считаю и думаю. Нет причин меняться.
Но Кордонский, з-зараза, видит дальше.
Дай Бог ему здоровья и долгих лет жизни.

фб

Расскажите про хрущевки



Друзья, спасибо за дачные истории. Теперь хотим сделать что-то подобное о хрущевках. Расскажите, пожалуйста, истории из вашей жизни, связанные с этими домами. За что вы их любите и любили, что вам в них не нравится. Но интересны не просто реплики "Ах, там низкие потолки!", а какая-то история, с этими потолками связанная - как папа, например, подбрасывал вас вверх, да слишком размахнулся)) А может вы в хрущевке гуляли свадьбу и было весело, было счастье... Расскажите, а? Все-таки это целая эпоха.

Ну и ваше мнение - что делать с хрущевками дальше. Оставить как есть, снести, реконструировать?

ночи, Доброй

Моя путаница с псалмом 103:

26 тамо корабли преплавают, змий сей, eгоже создал еси ругатися eму. (Церковно-славянский перевод)
26.там плавают корабли, там этот левиафан, которого Ты сотворил играть в нем.(Синодальный перевод)
26 Там проплывают корабли, там этот дракон, которого Ты сотворил, чтобы насмехаться над ним.(Ещё один русский перевод на православном сайте http://days.pravoslavie.ru/Bible/B_ps103.htm)
26.Там проплывают корабли, там Ливьятан, которого Ты сотворил, чтобы он в нем резвился.(Псалом 104 в Танахе)(Перевод рав Александр Кац)
Играть в нем, я понимала как играть в левиафане - полная нелепость. Ругатися ему - совсем непонятно. Насмехаться - зачем? Короче, рав Александр Кац всё поставил на свои места. Слава Богу!
ночи, Доброй

«Что делать?» - Наталья Зубаревич

Оригинал взят у leonid_b в «Что делать?» - Наталья Зубаревич


Как всегда, Наталью Васильевну надо слушать внимательно и вдумчиво. Она рассказывает о том, что это за кризис, показывает, как и почему он возник (кстати, до всякой Украины и Крыма, "мы встали в 2013-м году", - говорит она), как он будет развиваться и как каждому из нас надо себя вести, чтобы минимизировать его нехорошее влияние на единственную нашу жизнь, данную нам в ощущениях.
Кое-что меня поразило, хотя вроде бы я это должен знать: скажем, что у нас, в самой большой стране мира, на всю страну всего около 1100 городов, из которых около 800 - малые и совсем малые.
А с населением больше 200 тысяч человек - вообще около 165 городов. На всю Россию.
Вспомнил я тут страшноватое замечание демографа из МГУ, Анатолия Ивановича Антонова, что если из населения России да вычесть население Москвы и московского региона, то останется население Японии.
"Демографический потенциал подорван", - насколько я понимаю, эту хреновина не исправляется.
Опять же про три требования центра к губернаторам очень хорошо сказано. И про то, что лучше всего продаются апокалиптические прогнозы.
Но это лучше слушать, я так не перескажу.
Правильная, очень правильная женщина - Наталья Васильевна Зубаревич. Редко, просто редчайше можно встретить женщину с таким великолепным сочетанием глубоких знаний, правильных понятий и с полным отсутствием всякой истерики. Столько свойственной, увы, большинству... Ну ладно.

lemonde
  • dolboeb

Спасти «Росток»

Псковская региональная общественная благотворительная организация «Росток» на протяжении 14 лет реализует уникальную для России программу интеграции выпускников детских сиротских коррекционных учреждений в общество и их устройства в семьи. С 2000 года эта программа, позволявшая выпускникам сиротских интернатов выходить оттуда в нормальную жизнь (а не туда, куда они обычно попадают), оплачивалась деньгами неравнодушного предпринимателя Алексея Михайлюка. Теперь его бизнес, связанный с международными грузоперевозками, размололи санкционные жернова. И «Росток» оказался под очень реальной угрозой закрытия.
Фото Дмитрия Маркова, добровольца проекта Росток
Подробнее об этой истории рассказано в блоге Катерины Гордеевой на сайте «Эха». К её рассказу могу лишь добавить, что на сайте Планета.Ру на этой неделе запущена кампания по сбору средств на спасение «Ростка».
http://planeta.ru/campaigns/11257
Требуемая сумма — 1.500.000 рублей.
Из них 314.980 уже собрано.
Но если каждый из читающих эти строки внесёт хотя бы два-три доллара в поддержку этого проекта, его потребность в деньгах можно будет закрыть к концу выходных.

Конечно, кросспосты, ретвиты и любые другие способы распространения информации приветствуются.
Но, пожалуйста, деньги тоже не забывайте перечислять.
Потому что кроме нас — некому.